Adele - 21

Adele - 21

Наверное, никто не предрекал столь яркую вспышку нео-соула в середине нулевых. Однако, чем больше ретро-саунд казался белой вороной, парящей в облаках поп-мейнстрима, тем больше появление на высотах музыкального небосклона той же Эми Уайнхауз было оправдано: когда слово «соул» ассоциируется уже не с Ниной Симон и Дасти Спрингфилд, а с Мэри Джей Блайдж иМэрайей Кэри (и это в лучшем случае), появляются реакционеры. В числе наиболее удачливых реакционеров оказались Эми УайнхаузДаффи и Адель. Первая отстрелялась за три года двумя альбомами и, собрав все награды, которые только можно забрать, отошла в тень, предпочитая появляться в скандальных рубриках таблоидов, нежели чем в чартах.

Девятнадцатилетней Адель Адкинс было и проще, и, в то же время, сложнее. С одной стороны, Уайнхауз протоптала ту тропу со вполне видимыми ориентирами на что-то большее, чем юная певица могла тогда представить, с другой — Адель была изначально поставлена в положение как минимум «второй» после Уайнхауз, хотя, как показало дальнейшее развитие сюжета, известное олимпийское изречение «второй — лишь первый из проигравших» в данном случае не сыграло. Утончённый и тембрально мягкий соул  в контексте того, что делала Уайнхауз, смотрелся очень живо. И если попытки «воссоздать Дасти в лице Даффи» многими понимались превратно, в данном случае этой застенчивой девице, поющей о всё тех же перипетиях судьбы на любовном поприще, от которой веяло простотой в хорошем смысле этого слова, как-то сразу захотелось верить. И ей поверили. Во всяком случае, «Грэмми» абы за что не дают. 

С тех пор прошло два года. Воз Уайнхауз и ныне там, а Даффи вседозволенность не простили. Адель же ничего не оставалось, как держать условную «марку», что у неё, к счастью, получилось. Потенциал, который имелся у певицы в достаточно больших количествах, она не только не растеряла, а ещё и приумножила. Повзрослевшая Адель с усердием роется в пыльных кулуарах звуковых библиотек, с жадностью и усердием пополняя свой кругозор, не изменяя при этом настроенческой линии «сильная женщина плачет у окна» — разве что эта женщина стала ещё сильнее. Сильнее во всех отношениях — и амурный фронт оказывается Адель подвластным, да и в общем и целом альбом получился многомерным: певицу, всё так же хрипловато интонирующую на лоне соула, в процессе мелодического шторма то и дело заносит к берегам авторского гитарного попа (Don’t You Remember, Rolling In The Deep), а композиция Set Fire To The Rain вообще могла бы оказаться в звуковом словаре Coldplay. Традиционно крепким получился и финальный номер — правда, здесь таковых можно выделить даже два: Lovesong, гармонический консенсус вокала и гитар и Someone Like You, которая пусть звучит не столь ранимо, как Hometown Glory с дебютника, женственности и в ней хоть отбавляй.

Кстати, озаглавливать альбом цифрами собственного возраста, видимо, у певицы становится традицией. Интересно, откажется ли она от этого когда-нибудь?

Оценка: 8.5/10.