Мемораделия — это способ обращаться к человеческому прошлому. С помощью звуков из прошлого погружать слушателя в то самое прошлое.
Хонтология — словечко придуманное философом Жаком Дерридой для обозначения особого состояния пограничности наличия всего сущего на нашей бренной планетке. И при чем тут музыка казалось бы… а при том, что бирку «хонтология» нашлёпывают нынче на некоторый спектр музыкальных явлений, аппелирующий к делам давно минувших дней, а именно к заре электронной музыки и экспериментам ей сопутствовавшим.
В 2004 году двум английским парням Джулиану и Джиму пришло в голову организовать свой лейбл. Джим был музыкальным антикваром: его привлекала пыльная электроника BBC Radiophonic Workshop, он зачитывался научной фантастикой Джона Виндхэма, ковырялся со старыми синтезаторами, мучался ностальгией по кинолентам 70х. Вскоре все его увлечения нашли отображение в музыке, а корабль он назвал Belbury Poly, на котором и помчался на всех парусах по морям да океанам прошлого и хаймве. Джулиан, будучи графическим дизайнером, мастерил обложки для Stereolab и Broadcast, которых видимо и послушивал на досуге, ведь чуть позже, в рамках созданного им проекта под названием The Focus Group, ему удалось наваять совместную работу с последними. А лейбл свой друзья назвали Ghost Box, на котором и принялись издавать творения свои и своих знакомцев.
Вдохновленные конкретной музыкой, краутом, электроникой Эдуарда Артемьева и Лори Шпигель, Джим и Джулиан сколачивали не только одну работу за другой, но и формировали круг любителей теплой электроники, отсылающей прямиком к творениям мамонтов саундколлажинга и динозавров аудиопленки. Одним из тех адептов был некто Джон Брукс, который стал выпускать свои работы под именем The Advisory Circle, и о последнем альбоме которого сейчас пойдет речь.

Это третий альбом Брукса за семь лет его ударного труда на нивах ветхозаветной электроники. Первые две работы англичанина вполне очертили круг его художественных поисков и интересов: акузматическая электроника с нотками сюрреализма, явно инспирированная научной фантастикой и Лавкрафтом по части настроения. Теплоту эмбиентных пэдов можно ощутить практически тактильно: звук мягкий и ласковый как сибирская кошка, причудливые оттенки наивных переливов греют как теплый байковый плед, а сидишь ты в библиотеке, где под светом керосиновой лампы вьется серая нитка моли и запах старых фолиантов приятно щекочет ноздри. Не поскупился на этот же поток ощущений Брукс и в своем новом опусе, большими пригоршнями кидая ламповость звука и атмосферы в котел с девятнадцатью композициями.
Прослушивание As The Crow Flies — это и вправду поход в читальный зал провинциальной библиотеки, где ты мирно коротаешь время в одиночестве, листая пожелтевшие страницы любимых книг, мысленно сетуя на рассохшиеся корешки. Композиции всего два-три раза превышают отметку длительности в три минуты, однако не оседают бесполезным балластом на дне альбома. Слова «причудливый», «сказочный», «теплый», «наивный» так и просятся на язык, подталкивая просто слушать музыку, погрузившись в атмосферу без попыток анализа льющихся из динамиков клавишных пассажей. Да и что тут можно подвергнуть анализу? Сплошная ностальгия и светлая грусть: например финальная композиция Lonely Signalman вызывает щемящее чувство в груди, аккуратно отбрасывая в 70е годы и возвращая к лучшим временам для клавишно-гитарной психоделии — в уме сразу всплывают Tangerine Dream, Pink Floyd, Amon Düül II, на горизонте появляются тени Артемьева, Терри Райли, Морта Гарсона.
As The Crow Flies — тот вид удовольствий и душевного отдыха, который может позволить себе каждый. Путешествие в сказку в любое время.
YouTube Трейлер