Марк Стюарт — человек и… ну, как минимум, крейсер, а скорее — ледокол. Родился этот пламенный революционер отнюдь не в черте оседлости, эдак, в начале прошлого века, а на просторах буржуазного Туманного Альбиона послевоенных годков. Не знал еще мир гнусных политиканов, тупоголовых охлократов, мерзких полицаев и прочей шушеры эксплуататорского класса какой удар будет нанесен по ним глаголом этого смазливого мужичонки, а если б знал — сразу стал бы помогать бедным детям Эфиопии, угнетенным латиносам и неграм, прекратил бы войны, стал жить-поживать себе честно, избавив себя от едких шпилек Марка Стюарта.
Вы все еще думаете, что речь идет об очередном идейном панке или оголтелом хардкорщике? В таком случае, можно закатывать губу назад, ведь Стюарт такой же панк как Роджер Уотерс, клеймящий все ту же когорту сильных мира сего за те же злодеяния. Строптивый британец происходит из весьма обеспеченных слоев общества, а терновый венец борца за справедливость он решил примерить не оттого, что настрадался вволю душой и телом, а по идеологическим убеждениям сугубо мировоззренческого характера.
Сейчас в состав термина «Bristol Sound» входят такие понятия как «трип-хоп», «Massive Attack», «мрачнота», «Бэнкси» в конце концов, а раньше, в начале 80х годов, этим термином поигрывали британские журналисты, обозначая местную музыкальную сцену, которая с нынешней имела мало общего. На первый взгляд. Местные парубки, исступленно ковырявшие модный тогда пост-панк, неожиданно открыли для себя целый калейдоскоп новых жанров: фанк, рэгги, джаз, диско… но больше всего впечатления на них произвели поделки двух таких же простых хлопцев из бывшей колонии их матушки-родины — Ямайки. Там, понятное дело, и анаша брала крепче, и солнышко припекало сильнее, да и забот никаких — сиди день-деньской, да копошись с эффекторами и пультами. Ништяк, в общем. Именно так и подумали многие бристольские музыканты, услышав впервые работы Lee «Scratch» Perry и King Tubby — Бристоль плотно подсел на даб. А среди этих юношей был и наш герой собственной персоной, который в 1978 году создает проект The Pop Group, собрав вокруг себя несколько таких же продвинутых единомышленников. Группа, которой суждено будет просуществовать всего три года, но которая окажет столь много влияния не только в окрестностях Бристоля, но и далеко за его пределами.

Марк Стюарт был мотором коллектива и его бессменным лидером, а задачей проекта являлась организация террористических актов концертными выступлениями и ведение боевых действий синглами и полноформатниками против столь нелюбимых Марком злодеев, вершащих зло над простым людом. И если на первом альбоме, названном весьма лаконично «Y», маэстро пользовался услугами метафор, аллегорий, гипербол и прочих синекдох, то к моменту написания второго, он уже плюнул на это пустое фиглярствование, и стал откровенно желчно и едко отхаркивать в микрофон свои думы окаянные на вечную тему «кто виноват и что делать». Музыкальность работ The Pop Group тоже терпела притеснения по мере шествия группы от релиза к релизу, от одной демо-ленты к другой. Первый альбом напоминал паззл, собранный лунатиком: тут уютно расположился фри-джаз рядом с панк-фанком, лежебокий даб соседствовал с экспериментами в области саунда, характерными для академического авангарда, на чашку чая заскакивал и веселый пост-панк. Композиции звучат отрывисто и как будто насмехаются над нерадивым слушателем, ждущим одно, а получающим совсем другое.
Следующий альбом вышел на Rough Trade — лейбле который был заботливой мамашей для львиной доли пост-панк коллективов времен расцвета жанра, и назывался он «For How Much Longer Do We Tolerate Mass Murder?», победив заодно во всемирном конкурсе самых глупых риторических вопросов. Здесь музыканты забацали едкий сухой звук и основательно налегли на даб и фанк, кроме двух-трех танцевальных хитов оставив лишь ритм-секцию с тирадами Стюарта в остальных композициях, а шестиструнки торжественно принеся в жертву Великому Саунду: отныне гитарная работа частенько проявлялась в разного рода скрипах, шумах, клекоте, шипении, всхлипах. Примечательно, что при этом The Pop Group не потеряли музыкальности, а ведь последнее — явление уровня лунного затмения у всяких там этих авангардистов и экспериментаторов.


В 1981 году группа распускается, издав посмертно сборник «We Are Time», который представлял из себя собрание наиболее радиоформатных вещей коллектива: песни искрятся хитовостью, заставляют пуститься в конвульсивную пляску и искренне недоумевать почему же та или иная композиция не стала полноправным хозяином радиоволн того времени.
Участники The Pop Group в дальнейшем разбрелись по своим проектам, коих на земле окрест Бристоля было не мало: Glaxo Babies, Maximum Joy, Pigbag, Rip Rig & Panic, New Age Steppers… Вечный бунтарь Стюарт занялся сольной карьерой, окончательно погрязнув в спотыкающихся петлях даба, и приняв деятельнейшее участие в становлении и последующем существовании тематического лейбла On-U Sound, выпускавшего сплошь удутый до икоты даб и такое же глумное рэгги.
А Поп Группа воссоединилась в 2010, принимая респекты как от бывших коллег по цеху вроде Ника Кейва, так и от неофитов типа Tricky, и грозясь разродиться новым альбомом. Душой ветераны не стареют — это мы знаем, однако воз почему-то и ныне там.

YouTube Трейлер