Энни Сэйчс, по ее собственным словам, обожает глупости. Ветреность и легкомыслие вообще присуще молодым американкам, оккупировавшим инди-сцену страны ковбоев в последние десять лет, но Энни делает эти черты своего характера топосом своих же творений. А главное — никаких сногсшибающих откровений, нахмуренных бровей с подобранными губёшками, серьезных причитаний или такой же муторной кислоты в ее зарисовках: все просто и доступно, словно колыбельная. Tickley Feather — явление по эстетике близкое Ариэлю Пинку или его подружке Geneva Jacuzzi, то есть это поп музыка без мышц, эклектика без навязчивости — это просто звуки из колонок, сливающиеся в замысловатый коктейль и расползающиеся как старая паутина, хотя скорее музыка Энни напоминает копошение жуков в песке, когда последние снуют мелким бесом туда-сюда под ногами, заставляя вспомнить термин «броуновское движение» из курса физики средней школы. Драматизм детского утренника окутывает незамысловатые песенки Сэйчс, так что хочется взять какую-нибудь игрушечную свистульку и подыграть Tickley Feather, водя хоровод вокруг старенького синтезатора Casio. За это и любим мы такую музыку, за это ее и обзывают презрительно «любительщиной» седовласые критики, за это и клеймят ее тегами experimental и low-fi въедливые меломаны, а она, пугаясь, бежит вприпрыжку от всяких бирок, лейблов и бэйджей с присущей им дотошной упорядоченностью и пуризмом.

Hors D’oeuvres — это второй альбом юной американки, а это значит что ее творческая мысль здесь остро заточена, и способы в ход идут уже проверенные. Но что если нет этих пресловутых способов, а мысль абстрактна? Фантазия Энни границы знает конечно же, но они крайне гуттаперчивы и податливы, а оттого как-то классифицировать работу Tickley Feather тяжело, но если все же попробовать повертеть ее поделки на языке как жвачку, то на ум приходит слово no-fi — музыкальные образы глазами ребенка, прилежный sound collage, никуда не рвущийся и не стремящийся: он просто играет кубиками звучков и звуков, строя из них небольшое зданьице композиции, чтобы моментально сломать его с радостным агуканьем.
Десять неполовозрелых песенок похожих на синти-поп или эйсид фолк, внимания надолго не привлекают, мозги не загружают, наоборот проветривая их легкомысленно размытым голосом Сэйчс, кривляющимися пэдами, бубухающей драм-машинки, ну и конечно же настоящим комнатным звуком — записано все было во время тихого часа украдкой от считавшей ворон воспитательницы. Слушателю же Каркушей вещает инфантильный минимал синт, Степашкой застенчиво глядят элементы кургузого дрона и нойза, а роль ворчливого Фили берет на себя обдолбанный поп, даже не пытающийся воззвать к порядку форм, ублажения ушных раковин ради. Подобная любительская наивнятина женскими руками напоминает такие, некогда существовавшие в Америке дамские коллективы как Y Pants и Inflatable Boy Clams… выходит дело, что потчевание меломана изысканной похлебкой из примитива и кокетства — есть традиция женской части музицирующих Соединенных Штатов.
Говорить долго про Tickley Feather нельзя, этому же не способствует и характер ее коротеньких набросков, собранных в Hors D’oeuvres. Не успеешь сказать слово, как оно тут же теряет актуальность, ведь разноцветная ниточка звуков уже оставит после себя лишь пустое окно плеера, в очередной раз ускользнув от любого серьезного анализа. Чудной поп, никакая волна, в его уродстве — его красота.

YouTube Трейлер