Не зря ведь говорят: уходя — уходи. Многие музыканты, заявляя о прекращении своей творческой деятельности, делают это легко и непринужденно, и только лишь затем, чтобы бросив свои обещания на ветер, снова насесть на уши слушателя очередной эскападой своих опусов. И тенденция эта характерна в большинстве своем для мира коммерческой музыки, преимущественно ради создания информационного шума вокруг себя любимых. Однако нынче, когда неформатный блок музыки основательно интегрировался в поп-культуру, а последняя, взамен благодарно впитала в себя океаны, реки и лужи андерграундного толка, в доме Болконских все окончательно смешалось, чему свидетелями мы и являемся, наблюдая за хитросплетениями музыкального мира. Нашла эта коса модных, для нынешнего музыкального коммьюнити, тенденций и на мшистый камень коллектива с благодатным названием «Сон».
Поступь бременского дуэта Troum столь же бесшумна, спокойна и грациозна как и музыка, которую немцы делают вот уже долгих пятнадцать лет вдвоем, после раскола легендарного трио Maeror Tri, в составе которого они начали свои творческие поиски, благодаря участию в котором их и узнал весь мир. Разошедшись с Хельге Зилем, который был третьим столпом монументального здания Maeror Tri, Глитч и Барака сразу же принялись за новое дело, выпуская кассеты на своем детище Drone Records с завидным постоянством. Грозная тень Трёх Скорбящих долгое время висела плотной дымкой над поделками оставшихся Скорбящих, и к середине нулевых они решили смелее крутить штурвал своего корабля, ведя его в воды более конкретной музыки нежели туманный дроун-эмбиент с рудиментарными ошметками индастриала. Дальше немцы скитались в поиске новых форм для своих трансцендентальных гуделок, задружились с известным шумовых дел мастером Эйденом Бэкером, и после нескольких лет плескания в дружелюбной водичке шугейза и нью-эйджа выдали на суд слушателя вот эту работу. Как говорится — приплыли.
Grote Mandrenke — это старонемецкое название Европейского Шторма, явления датированного четырнадцатым веком, когда стихия буйствовала на территории нынешней центральной Европы, где собрала хороший урожай жизнями люда разных сословий и вероисповедания. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять что хотели показать слушателю Troum, назвав так свой последний альбом, состоящий из одинокой гуделки в 44 минуты.
Аллюзия на средневековое стихийное бедствие начинается мерным темпом атмосферного гитарного поливалова: это новая работа Troum или Nadja? Немцы привычно для себя исправно продувают мелодики, шуршат всякой разной утварью, но бултыхающаяся в выгребной яме перегруза гитара откровенно раздражает, вызывая настойчивый ассоциации с работами Бэкера и его супруги. Вдоволь потешившись с пошатыванием бочки и рабочего барабана, а также вымазавшись в прозрачном шугейзовом повидле, соотечественники Шиллера и Гёте решают перейти к более характерной им забаве, в которой они впереди планеты всей: к поскрёбыванию гитарных струн и выдавливании из них клавишного звучания. Этот момент меня неизменно забавляет: несмотря на то что Глитч и Барака скоро себе на лбу напишут » мы не пользуемся синтезаторами и любыми источниками синтезированного звука», их упорно продолжают костерить электроникой, искренне удивляясь узнав, что немцы создают свои архаические гудения и психотропные шумы с помощью гитар, а также скарба дудящего толка. Вот и в Grote Mandrenke они себе не изменили, ваяя массивные звуковые конструкции привычными для себя способами.
Изначально композиция представляла собой концертную запись 2008 года, которую Troum воспроизвели студийно, однако ее целостность и концептуальность нарушены никак не были: полотно входит в разные фазы и состояния, вводя туда и слушателя, выглядит монолитно и слушается приятно, однако уровня Sen или Self-Playing Ocean достигает лишь едва ли: Европейскому Шторму не хватает самости Troum, которую последние то ли потеряли переживая мысленно ту самую бурю, то ли решили выкинуть за ненадобностью после очередного обещания уйти на заслуженный покой.
Финальный этап путешествия в эпицентр средневекового бедствия проходит под аккомпанемент фирменных ритуальных барабанов, имеющихся в арсенале немцев еще со времен Maeror Tri. Именно эти угрожающие перестуки вкупе с более характерными для Troum гитарными литаниями и хоралами, напоминают о временах альбома Ryna — одной из ключевых работ Бараки с Глитчем, когда трава была зеленее, курс доллара выше, а Troum были собой и не давали слушателю засохнуть.
Последние четыре минуты Grote Mandrenke способны вышибить аж целый град слез у ностальгирующих: осторожные, нестройные, но до боли знакомые переплетения гудящего голоса мигом возвращают в благословенные времена релизов вроде Hypnobasia еще молодых тогда укротителей гитарной петли и художественного гудения по пленке.
Для слушателя же беспристрастного, новый вихрь архаико-эпического гула двух стареющих бюргеров будет в самый раз, так как работа проделана колоссальная: звук, смена настроений, декорации, главные актеры, а также сюжет — все как в лучших голливудских постановках.
YouTube Трейлер